4f2e4c5a

Медведев Владимир - Земляной Ключ



Владимир МЕДВЕДЕВ
ЗЕМЛЯНОЙ КЛЮЧ
Все началось с того, что я нашла серебряную ложку.
Она лежала на маленькой лужайке - той, что между грядкой с флоксами и
дорожкой из квадратных бетонных плит, ведущей к боковой калитке. Это
единственный на нашем участке ничем не засаженный клочок земли. Ложка ярко
блестела на зеленой росистой траве и ничем не походила на предвестницу
страшных событий.
Я умылась, включила электрический чайник и только тогда вышла из кухоньки,
чтобы обследовать предмет, появившийся невесть откуда.
Тут и мама проснулась и вышла на крыльцо.
- Что это ты, Оленька, - говорит, - рассматриваешь?
- Ложку старинную.
- Что?
- Ложку!
- Ножку?.. Какую ножку?
- Ложку, мама! Ложку!!!
- Ах, ложку, - протянула мама и пошла к умывальнику.
За завтраком мы изучали и обсуждали находку. Я не знаток древностей, но
она показалась мне очень старой. Была она намного больше тех столовых
ложек, что сейчас в ходу, и очень тяжелой. Ручку украшал полустертый
вензель с короной.
- Может, Роксай откуда-нибудь принес, - предположила мама.
- Мама, - сказала я, - он же ночует с нами в доме. А кроме того, он
собака, а не сорока.
Роксай в это время лежал на полу и внимательно следил за нашей трапезой,
дожидаясь своего часа. Было видно, что его интересуют вовсе не ложки, а их
содержимое.
- Надо поспрашивать соседей, - решила мама. - Видимо, кто-то обронил.
Мне было трудно представить, что соседи по ночам бродят по нашему участку
с наборами столового серебра, но на всякий случай я поговорила со всеми,
так сказать, смежниками - и с Марией Семеновной, и с Иваном
Гавриловичем... Никто, разумеется, ложку не терял, и она поселилась в
кухонной тумбочке вместе с прочей разнокалиберной дачной посудой.
На следующее утро на лужайке появился камень. Серый голыш размером с
кулак. Лежал он почти на том же самом месте, где я обнаружила ложку, и был
покрыт капельками росы. Ничего особенного в нем не замечалось, если не
считать, конечно, самого факта его явления на наших шести сотках. На этот
раз я даже соседей опрашивать не стала. Хотя если и бросать что-то к нам
через забор, то уж скорее камень, чем ложку с вензелем. Но это я так, к
слову - между нами и соседями нет никаких загородок, и они к нам ничего не
бросают.
Вечером, прежде чем запереть дверь на ночь, я оглядела лужайку. Она была
пуста.
Наутро на том же месте красовалась целая коллекция: клубок спекшейся от
ржавчины проволоки, в котором запуталась, как рыбка в сетях, латунная
гильза, покрытая ядовитой зеленью; половина расколотого фаянсового унитаза
и ком полусгнивших тряпок.
Роксай обнюхал разложенные на траве раритеты и заскулил.
Пока я стояла и раздумывала, куда девать всю эту гадость, калитка
открылась, и вошел Сергей.
- Привет, Ольга, - сказал он. - Что это за выставка?
Сергей живет в деревне Рахманово, неподалеку отсюда. Он строитель, но в
организации, где он работает, зарплату не платят с февраля, так что Сергею
приходится летом во время отпуска подрабатывать. В прошлом году мы наконец
собрались поднять наш покосившийся домик, и шофер из местных, привозивший
нам доски, познакомил с Сергеем и его товарищем.
Работники они оказались замечательные, и пока поднимали домик, мы с ними
подружились. А потом я рекомендовала их соседям, которые тоже затеяли у
себя какое-то благоустройство... Теперь у Сергея с Иваном собралось
заказов года на два вперед. Дел у них невпроворот, но не проходит дня,
чтобы то один, то другой не забежал к нам перекинуться парой слов.




Назад