девочка навальный единая россиия 4f2e4c5a

Медведев Валерий - Звездолет 'брунька'



Валерий Владимирович Медведев
Звездолет "Брунька"
Аня живёт в большом московском доме. На первом этаже.
Аня очень любит музыку и сама играет в школьном оркестре народных
инструментов. Играет она на балалайке, которую ей подарил дедушка. Балалайка
старая, потому что и дедушке её тоже подарил его дедушка. Поэтому у балалайки
особенный звук: нежный, певучий. Будто из какой-то волшебной глубины
доносится.
Аня не просто играет на балалайке. Когда Аня играет, кажется, что целый
оркестр звучит. Почему так получается, никто понять не может и Аня сама не
может объяснить. Получается - и всё. И ещё звучит балалайка у Ани так, будто
она всё время кому-то что-то рассказывает: то весёлое, точно в пляс зовёт, то
смешное, то грустное, то сказочное.
Тронет Аня рукой струны - балалайка сразу отзовётся:
"Брунь-брунь-брунь..." Может быть, поэтому ребята и прозвали Аню
"брунь-брунь-Брунькой". Но Ане и самой это прозвище нравится: ведь Аня знает,
что когда-то, давным-давно, балалайку тоже называли брунькой. И потом они в
самом деле похожи: у балалайки, как и у Ани, головка гордая, фигурка стройная,
талия тонкая и юбочка пышным веером расходится.
Так вот, Аня не просто играла на своей балалайке. Она играла и всякий раз
как будто вслушивалась. Внимательно так вслушивалась, точно боялась хоть один
самый слабенький звук упустить. А балалайка заливалась - рассказывала, и не
только весёлое или грустное, не только серьёзное, но иногда вроде бы и совсем
серьёзное и в то же время с хитрецой. И тогда глаза у Ани из серьёзных
делались озорными и лукавыми. Может, балалайка ей подсказывала? Ну вот те
самые советы, которые Брунька-Аня после давала ребятам. Про это я сейчас и
расскажу.
Жил-был рядом с Аней ещё один мальчик. Просто мальчик, и даже неважно, как
его звали. Главное, что он был очень ленивый, может быть, из всех мальчиков
самый ленивый мальчик на свете.
Выйдет он на улицу погулять и идёт в ту сторону, куда ветер дует. Он
только и мог шагать, когда ветер дует в спину. А начнёт ветер дуть в другую
сторону, ну и он поворачивает в ту же сторону. А если ветер переставал дуть,
то мальчик останавливался и не знал, куда ему идти. Целый день мог стоять -
ветра дожидаться.
А ещё любил он шагать с горки, но на горку подниматься не любил. И очень
удивлялся: отчего это - земля круглая, а ходить по ней приходится то вверх, то
вниз. Неужели нельзя так сделать, думал он, чтобы всегда идти под горку, а ещё
лучше - чтобы под горку и чтобы тебя ветер в спину подталкивал.
От таких забот где уж было мальчику уроки учить или маме по дому помогать.
И так он в конце концов разленился, что вовсе перестал из дому выходить.
Обо всём этом и узнала от соседей Брунька.
Узнала она про самого ленивого мальчика на свете и решила его вылечить от
лени. Спросила она у него: а сам-то он хочет ли вылечиться? Но ему даже и
ответить было лень. Представляете, до чего дело дошло?
- Да, - решила Брунька. - Тут простые лекарства не помогут, тут,
брунь-брунь, волшебные средства нужны.
Призадумалась она. Заиграла тихонько на своей балалайке, вслушиваясь в
каждый звук, даже в самый коротенький. И лицо у неё было серьёзное-серьёзное.
И у балалайки голос тоже был серьёзный, как у мамы, когда она из дому уходит и
велит, что без неё сделать надо.
А потом насыпала Брунька мальчику полный карман, брунь-брунь, волшебных
горошин и велела лечиться так: невмоготу мальчику что-то делать, но,
оказывается, нужно это сделать непременно, а после сразу волшебную горошину



Назад