4f2e4c5a

Медведев Валерий - Капитан Соври-Голова



Валерий Медведев. Капитан Соври-голова.
OCR -=anonimous=-
Как капитан Соври-голова чуть не влюбился, или Некрасивая девчонка
Дима Колчанов, он же капитан Соври-голова, он же (сокращенно!) капитан Сого, снял с гвоздя боксерские перчатки, которые он взял у одного начинающего боксера. Потом химическим карандашом нарисовал себе небольшой синяк под глазом и на совсем здоровый лоб крестом налепил лейкопластырь.

И в таком устрашающем виде он смело и почти что бесстрашно вышел на улицу и направился на поиски подавляющей компании. Обычно он избегал этих встреч, но сегодня он сам шел им навстречу. Всю их ораву он обнаружил возле кинотеатра.

Борис Смирнов брякал на гитаре и пел, а Степан Комаров что-то подпевал ему. Колчанов приблизился к ним, ну, просто нахально и совсем вплотную. Боксерские перчатки грозно висели у него на плече... светился пластырь на лбу, синяк синел под глазом.
- Что это такое? В чем дело? Ой, мама, я боюсь, - сказал Комаров.
- Капитан Сого - чемпион мира в весе ни пуха ни пера, - засмеялся Смирнов.
Колчанов стоял прямо, хотя ноги от страха у него подламывались. Это так озадачило подавляющих, что они даже не сразу начали его подавлять, а сначала допели свою песенку.
- Ваше нам, - сказал Комаров, обращаясь к Колчанову, - а наше не вам...
Начиналось обычное подавление личности, от которого Колчанов чаще всего спасался бегством, но на этот раз он стоял, хотя ноги его сами по себе так и норовили сорваться с места.
- Что-то я тебя давно не вижу? - сказал Комаров. - Где ты пропадаешь?
- В боксерской школе пропадает! - сказал Смирнов.
- Там и пропадает! - поддержал его Молчунов Виктор.
- Уж начал пропадать, ишь сколько ему синяков поставили. - Комаров противно засмеялся. Колчанов смело промолчал.
- А как собак стригут, знаешь? - спросил его с издевкой Борис Смирнов.
Подавляющие всегда задавали Колчанову при встрече какие-то дурацкие вопросы.
- Ножницами! - нахально ответил Колчанов.
- Ножницами! - засмеялся Витька Молчунов. - Собак стригут так... За хвост и об забор. Жалко, что у тебя нет хвоста, а то... я бы тебе показал, как стригут собак.
Колчанов снова смело промолчал.
- Подпрыгни, - сказал Комаров, - что-то ты долго стоишь на одном месте? Застоялся, наверно?
Колчанов подпрыгнул. В карманах у него зазвенела мелочь.
- Выгружай, - приказал Комаров, как всегда. - Смирнов, помоги.
- Ты чего не выгружаешь? - удивился Комаров. - А вы чего не выгружаете? - спросил Комаров Смирнова и Молчунова Виктора.
- Так ведь ударит, - сказал Смирнов.
- Не ударю, - сказал Колчанов. - С меня расписку взяли, что я не буду бить не боксеров.
- Кто взял?
- Тренер по боксу. В "Крылышках". Там открытые соревнования были. Выходи и боксируй кто хочешь с кем хочешь.

Я вышел, нокаутировал чемпиона Москвы среди мальчиков. Мне сразу третий разряд. И с меня расписку, чтоб зря не дрался.

Не сдержу слово - дисквалифицируют.
- Вот дает, - сказал Комаров.
Молчунов и Смирнов выгребли из карманов Колчанова всю мелочь.
- Рубль двадцать три копейки, - сказал Дима Колчанов и пояснил: - Это я для того, чтобы с вас лишнего не взять, когда будете долг возвращать... - А про себя подумал: "Не подействовали перчатки..."
А на следующий день к Колчановым на пироги приехал папин сослуживец. Вместе с собой он привез двух сыновей, которых смешно звали Кешка и Гешка, и еще дочку с собой захватил, по имени Тошка. Дима сразу ее переделал в Картошку.

Дима вообще о девчонках не привык думать и даже внимания на них не обращал. Даже на Наташу Рыбкину внимания н



Назад