4f2e4c5a

Матрос Лариса - Степью Лазурною, Цепью Жемчужною



Лариса Матрос
"Степью лазурною, цепью жемчужною... "
Такси остановилось у одного из многоэтажных домов жилого массива
Бруклина. У подъезда Марту уже ждала кузина Нелли и ее муж Сеня.
Восторженные объятия, приветствия, поцелуи, перемешанные с вопросами, не
прерывались до второго этажа, где располагалась квартира Нелли. С порога был
виден стол, накрытый на большое количесво гостей.
-- Я тут обзвонила всех родственников, но не знаю, кто точно придет, --
Нелли указала на стол. -- Это просто чудо какое-то! Я не предполагала, что
когда-нибудь тебя еще увижу. Когда уезжала, мы ведь даже не попрощались по
телелфону. Ты-то у нас всегда идейная была!. Как рада тебя видеть! Все такая
же красавица и годы тебя не берут. Поделишья, наконец, секретом!.. -- Нелли
засмеялась, обнимая кузину, и глянув на часы, добавила:
-- Уже вот-вот будет собираться публика.
-- Сеня предложил выпивку и мягкое кожанное кресло у окна, но Нелли с
гостьей пошли на кухню.
-- Ну как вы тут при капитализме -- то живете? -- Марта спросила чуть
иронически, между тем разглядывая располневшую, но выглядевшую свежо и
жизнерадостно кузину.
-- Вначале было трудно: и депрессии, и разочарования, -- Нелли отвечала
серьезно, не заметив иронии. -- Я почти год вообще не могла найти работу,
хоть как-то приближенную к специальности. Потом... Алла! Я ей так
благодарна!
-- Какая Алла? Это не моего ли подопечного Мишки жена?
-- Ну, конечно! Мы с ними здесь общаемся. Аллочка мне здорово помогла.
Впрочем они скоро придут, и ты их увидишь. Они по-настоящему процветают.
Алка- молодец! Но успех, как и убольшинства, пришел несразу. Она вначале
ночами ухаживала за умирающими больными, а днем работала в госпитале....
словом, досталось... В госпитале завоевала такой авторитете, что по ее
рекоменндации и меня туда приняли. Правда, с испытательным сроком, но это
уже нетак важно... Я говорю об Алле.
-- В Одессе, по-моему, вы не очень-то были близки?
-- В том-то и дело! -- горячилась Нелии, -- тут иногда близкие
родственники отворачиваются. А Мишка с Алкой всем помогают... Но мы еще
поговорим. Тебе, наверное, надо привести себя в порядок.
Марта взяла дорожную сумку и вошла в ванную комнату. Вдруг ее охватило
волнение перед предстоящей встречей с родственниками, особенно -- с Мишей и
Аллой. Всякий раз воспоминания о них, с момента их отъезда, сопровожались
угрызениями совести....
Поправляя прическу, она глядела в зеркало, а оно словно воспроизводило
эпизоды ранней юности. Тогда после окончания школы, не поступив первый год в
институт, она не знала куда себя девать. Планы были неопределнные. Где-то
поздней осенью дальние родственники, с которыми она с детства встречалась на
всяких семейных событиях, попросили ее позаниматься с их сыном русским
языком, который ему трудно дввался. В свои одиннадцать лет мальчик
зарекомендовал себя " неуправляемым ребенком", который дворовые игры
предпочитал сидению над уроками и книжками.
Два раза в неделю той зимой Марта ездила учить Мишу на Пироговскую
улицу, где жила его семья. Неожиданно " ученик" оказался эмоциональным
ребенком, чем она решила воспользоваться в своих уроках. В одно из первых
занятий, в пасмурную унылую погоду, не зная как настроить этого
черноглазого, худющего непоседу на что-то серьезное, юная "учительница",
ездившая к своему подопечному еще в школьном "форменном" платьи, вдруг нашла
способ подобрать ключик к его душе.
Она поманила его к окну и призвала играть в отгадки- разгадки о том,
что каждый их



Назад