4f2e4c5a Купить мдф плиту здесь. |

Матрос Лариса - Как Дивно Светит После Бури Солнце



Лариса Матрос
"Как дивно светит после бури солнце... "
Может быть я еще когда-нибудь напишу о своем впечатлении от первой
встречи с Парижем, которая состоялась весной прошлого года. Расхожая фраза-
"Увидеть Париж и умереть" (давшая название популярному фильму)- кто из нас
не произносил ее хоть однажды в жизни...
Но мои заметки не об этом. Я хочу поделиться своими воспоминаниями об
одном вечере в Париже, который наполнился особым смыслом и впечатлением под
воздействием замечательного эссе Алекса Борисова, оубликованном в новогоднем
выпуске "Панорамы". Речь в нем идет о моем земляке -- одессите, известном
под именем Карузо. Алекс описывает свои встречи с этим человеком в разные
пуриоды жизни, начиная с тех лет, когда этот юный красавец с прекрасным
голосом (за что и был удостоен титула "Карузо"), осиротевший в войну, бродил
с мальчишской "шпаной" по улицам Одессы, зарабатывая на жизнь своим пением,
и в те годы, когда он стал професиональным артистом, и на эмигрантских
дорожках, когда их судьба свела в Италии.
Тот вечер в Париже, о котром я веду рассказ, выпал на начало мая, когда
мир отмечал пятидесятилетие Победы над фашизмом. Огромные толпы людей,
трогательная церемония у Триумфальной арки, посвященная этой дате, -- все
это вызвало гамму острых ностальгическийх воспоминний, связанных с
послевоенным детством.
Мы с мужем возвращались в нашу гостинницу, расположенную на одной из
улочек, ответвляющихся от Елисейских полей, уже затемно. Хотелось поскорее
попасть в номер, включить телевизор, где, наверняка, в "новостях" можно
будет увидеть сюжеты из России, связанные с этим праздником. Но тут на углу
здания, расположенного напротив гостинницы, бросилась в глаза ярко-красная
неоновая надпись: "RASPOUTINE". В другой раз я, быть может, отнеслась к
этому более спокойно, а сейчас -- в Париже, в мгновенья, когда душа
наполнена тоской по чему-то утраченному навсегда -- увидеть "наше" слово
показалось почти мистикой.
Мы переступили порог, и нам открылся роскошный интерьер ресторана,
разукрашенный русской традиционной символикой. Аристократического вида
немолодой мужчина в черном костюме и белоснежной рубашке нас поприветствовал
на прекрасном русском языке и предложил пройти в обеденный зал, где сидели,
готовые выступить, разодетые в традиционные русские одежды музыканты. Всего
несколько столиков были заняты. Поскольку во всех ресторанчиках и кафе было
полно народу, (а хотелось больше гулять по Парижу), мы до этого наскоро
поужинали в необыкновенно красивом и уютном, расположенном прямо на
Елисейских полях, "Магдональсе", потому здесь в "Распутине" настроились на
легкий дессерт с кофе- только для того, чтоб обрести повод посидеть в зале.
Правда, когда нам принесли меню и мы увидели ошеломляюще высокие цены, то,
признаюсь, нисколько не пожалели, что судьба нас завела в это место
совершенно сытыми.
Музыканты заиграли, и задорные лихие русские народные мелодии
показались мне резко контрастирующими с грустным, тоскливым выражением их
лиц, особенно глаз. Вскоре появились певцы, танцоры. Почти все они были
красивы, но один из певцов сразу обратил на себя внимание. Густая проседь
волос, томная усталость взгляда придавали его облику, который, казалось,
вобрал самые прекрасные черты представителей всех южных народов, какую-то
утонченную эмоциональность. Он пел знакомые песни, романсы, но меня не
покидало ощущение, что все, что он делает в этом зале, словно отдалено от
него. Он пел, ходил по залу между столикам



Назад