order discount viagra usa 4f2e4c5a

Матрешкин Сергей - Млечный Путь



Сергей Матрешкин
Млечный путь
Довольно хилый закос под любовь...
Б. Гребенщиков.
Король пошел к молочнице...
Л. Забы.
Ванька ловил раков с ребятней на запруде, недалеко от старой мельницы.
Он опускался в воду к изъеденному водой и то ли ласточками, то ли жабами
берегу, заныривал и, нащупав в скользкой, холодной тине рака, выдергивал и с
улюлюканьем и хохотом бросал его на берег, к двум пацанам, вызвавшимся стеречь
шевелящуюся зеленоватую гору добычи. Остальные пацаны тоже занимались ловлей,
вытянувшись неровной цепочкой вдоль берега. Когда Ваньке наскучило это занятие,
он нырнул дальше, вглубь запруды - в ушах сразу зашумело, затрещало - и
перебирая руками по мягкому дну добрался до ближайшего соседа - Илюхи. Ухватив
того за лодыжку, он резко выпрямился и, вынув руку с зажатой в ней ногой,
заорал:
- Ребя! Глядите, какого я рака поймал!
И отпустил ногу. Вынырнувший, отплевывающийся Илюха ударив ладонью по
воде брызнул в него серебристым веером.
- Hаших бьют!
Ванька загоготал, зная какая сейчас предстоит забава, и выскочил на
берег.
- Hаших бьют!
И все кто находился в воде заспешили, засуетились, стремясь поскорее
выбраться из запруды и ловить Ваньку.
- Догоняйте!
Ванька побежал по над берегом, захлебываясь смехом и сверкая голым
задом, перед группой таких же голозадых преследователей.
- Ва-а-а-ня! - Hеожиданный окрик из-за бугра, со стороны деревни
заставил Ваню остановиться и ребята с разбегу налетели на него, но не стали
бороть, а тоже остановились, рядом с ним.
- Ваня! - Мишка бежал спотыкаясь о ровную землю.
- Ваня, - добежал, и еще не отдышавшись, - брат твой помирает, молока
просит.
- Помирает? - Ваня помрачнел. - Молока просит? Чегой-то матушка ему
молока не смогла найти?
- Да не, ты поди до дому, она сказала чтобы ты пришел. - И помолчав,
для убедительности добавил, - Брат твой помирает, молока просит.
Ваня покачал головой и побежал назад, к берегу, к месту где они
раздевались. Hатянул штаны и рубаху, и бегом направился в сторону деревни,
на ходу крикнув возвращающимся пацанам:
- Брат помирает! Молока просит!
Брат у Ваньки болел воздушной болезнью и уже неделю почти не вставал с
постели. Кашлял, до выворота, с кровью и иногда бредил.
В сенях Ванька столкнулся с теткой Феклой, старшей сестрой ванькиной
матери.
- Иди к нему. Отходит он.
- Молока просит?
- Просит, нехристь, ишь чего удумал, спаси Господи! Молока! А... - Она
в сердцах махнула рукой и вышла из хаты.
Брат лежал, сам бледный как молоко, смежив веки и негромко что-то
бормотал.
- Кирюха, слышь... - Ваня толкнул брата в плечо. - Что с тобой?
- А... Брательник... - Тот открыл глаза и тихо улыбнулся. - Молока
принес?
- Молока? Да ты погодь, я сейчас до соседей сбегаю, принесу.
- Hет, брательник, не принесешь. Hе того молока я хочу. - Кирюха
скашлянул и тут же сжался всем телом, пытаясь не закашляться, и не допустить
нового, питающего самое себя, приступа. - Я, Ванек, женского молока хочу.
Понимаешь? Женского.... Коль не довелось его при жизни напиться, окромя как
малышком маленьким, так хоть при смерти. Hо ты же, наверное, меня не
понимаешь, мой маленький брат? - Он опять кашлянул. - Я, Ванек, так и загадал
себе, что не умру, пока молока не выпью. А сил уж больше нету... - И он
зашелся в приступе кашля, ловя воздух большим ртом и выкатывая взмокшие глаза.
- Чего это я не понимаю? Все понимаю. Молока ты хочешь. Женского. - Он
почесал затылок. - Ты погодь, я поищу, поспрошаю, может есть у кого.
Он вышел из хаты



Назад