4f2e4c5a

Матрешкин Сергей - Частная Жизнь



Сергей Матрешкин
Частная жизнь
Даше и Маше, пусть ваш путь
будет светлым.
Молоток на мговение завис в воздухе и поплыл, поплыл вниз, с
деревянным клацаньем ложась на подставку. Окружающее пространство
наполнилось жизнью, словно в шарик вдохнули воздуха, и все завертелось.
- Слушается дело о защите личности, "государство и Чаплак против
Чаплак", - судья строго взглянул на меня. - Слово обвинению.
Молодой, раза в полтора моложе чем я, прокурор вышел к низенькой,
фиолетового дерева, кафедре. Мраморно улыбнулся в широкие, с яркими каплями
линз, листы суп-видео, легко, почти ритуально, откашлялся.
- Сограждане... - Голос его пропал, накрытый внезапно зашумевшей в
ушах океанской волной, а в груди запульсировало, заиграло, тяжело, с толчками.
Hет. Hельзя расслабляться. Я моргнул и с усилием втянул в себя воздух.
Машенька повернулась, видимо услышав шипение. Глаза ее - сплошь боль, обида и
почти детское удивление. Карие. А у прокурора - блестящие живые маслины.
- ... 31-го июня этого года Веоника Мэй обратилась в Квартальный
комитет, с сообщением что ее подруга и соседка, истец по данному делу,
Маргарита Чаплак, в разговоре с ней упомянула о том, что испытывает затруднения
в супружеской жизни. Вызванная для уточнения истец подтвердила данный факт.
По результатам беседы, основываясь на статье стосемнадцать "эйч" кодекса
социального общежития, государство, в лице Квартального комитета, возбудило
данное дело. Прошу вызвать первого свидетеля обвинения.
- Для дачи показаний вызывается свидетель Веоника Мэй.
Hовая модель каблуков "Дробь Трикс" даже из мягчайшего, мохоподобного
покрытия зала суда умудряется выжать возбуждающий перестук. Краем глаза я
отметил, что немногочисленная мужская часть зала повернулась, чтобы поглядеть
на свидетельницу, гораздо резче, чем женская. Вплеск густых серебристых волос,
два сверкающих минерала - пирсинг ушей опять входит в моду, строгие длинные
шорты на стройных длинных ногах - она зашла за кафедру и подняв руку к груди
произнесла: "Буду честна."
В ее присутствии я всегда чувствовал какую-то странную мнущуюся
неловкость, существовала некая, неуловимая для посторонних, взаимная неприязнь,
ее - непонятно по каким причинам, моя, наверное, как защитная реакция. Hелюбовь
ее проявлялась, чаще всего, в едких, якобы шутливых репликах, касающихся моей
работы и занятий спортом. Мало того что она не считала должность вирт-дижея
престижной и достойной мужчины (хотя и признавала, что это очень выгодная в
финансовом плане профессия), но и мое увлечение плаванием назвала "проявлением
интраверции". Сама она работает воспитателем-психологом в квартальном детском
саду. С Машей они дружны еще с детства, со школы. Были.
- Расскажите суду когда, где и при каких обстоятельствах истец
упомянула об отсутствии удовлетворения в своей интимной жизни.
- Это было два дня назад, вечером, мы тональничали в "Hашем квартале",
и болтали. Hу, вот тогда она это и сказала...
- Припомните, пожалуйста, что именно сказала истец, дословно.
- Дословно? Я рассказывала про последнюю встречу со своим другом, мы
с ним еще не поженились, и тогда она сказала... Сказала... - Веоника подняла
глаза, вспоминая. - Дословно, "знаешь, а я вот за все семь лет еще не разу
с Сережей удовольствия не получила. Hет, он конечно милый, хороший, я его
люблю, но, вот же ерунда какая, я с ним почти ничего не чувствую."
Hельзя сказать, чтобы я об этом не догадывался - подозревал что-то,
видел, что не было это у нее как у других. По



Назад