4f2e4c5a

Матях Анатолий - Следующая Остановка



Анатолий Матях
Следующая остановка
Я стоял на остановке, курил и слушал музыку. Была душная летняя
ночь, где-то без четверти двенадцать. Вряд ли уважающие себя
троллейбусы ездят в такое время, но я надеялся на какой-нибудь
заблудившийся экземпляр, тихо бредущий в депо через конечную точку
маршрута. Рядом стояли, глядя в разные стороны, еще три человека -
парень в сером летнем костюме, девушка в жилетке и пожилой герой
полной груди медалей, с палочкой и в синей кепочке.
Кассета закончилась, и я снял наушники - жарко. Поролоновые
подушечки здорово парят уши, но их альтернативу - "пуговки" я просто
ненавижу. Сразу же появились звуки - шорох шин где-то на соседней
улице, шаги, тихий разговор парня и девушки, покашливание героя. И -
странный звук над головой - жужжание. Я поднял голову и увидел на
столбе часы. Белый квадратный циферблат с подсветкой, светится и
жужжит. Часы на столбе показывали без четырех минут двенадцать, а мои
говорили, что без одиннадцати. Hу да и ладно.
В часах наверху щелкнуло, и минутная стрелка перескочила вперед,
вычеркнув из времени еще минуту. Вдалеке раздался вой троллейбуса, и
остановка ожила - на звук повернулась парочка, а герой полной груди
медалей даже прошелся по остановке, подбираясь ближе ко мне и к
невидимому троллейбусу.
Вой затих - наверное, троллейбус остановился через квартал от
площади, за углом. Они часто там останавливаются - то ли для
выравнивания графика, то ли еще для чего. Стрелка часов на столбе
успела упрыгать за двенадцать, когда троллейбус, наконец, показался
из-за угла и подъехал к остановке.
Открылись двери, водитель, парень лет двадцати пяти, выбрался из
троллейбуса и побежал в диспетчерскую. Больше никто не выходил, и мы
забрались внутрь - я пристроился на задней площадке, герой - на одном
из передних сидений, а парочка засела где-то в середине салона. Я
огляделся, и не смог сдержать улыбки - что за компания здесь ехала!
Компания была веселая, самые настоящие ряженые с целым ансамблем
музыкальных инструментов - двумя гитарами, банджо, балалайкой,
аккордеоном, скрипкой и бубном. Я попытался представить себе, как все
это звучит вместе, и мне стало еще веселее. Кроме ряженых, и тех, что
зашли вместе со мной, в троллейбусе было еще несколько скучных деловых
людей с отсутствующим взглядом.
Зашел водитель, и радостно объявил:
- Мы едем в депо! Как поедем?
Компания музыкантов зашумела, пытаясь что-то решить, но так и не
пришла ни к чему определенному. И тут подала голос девушка, которую я
не сразу и заметил - похоже, она не принадлежала ни к ряженым, ни к
скучно-деловым:
- Через проспект.
Компания тотчас же приняла решение:
- Едем в сказку! - и дружно расхохоталась.
- Угу, - скептически заметил водитель, - в сказку. Через проспект
- и в сказку.
Компания зашлась в истерике. Водитель ушел в кабину, двери
закрылись, и троллейбус тронулся, огибая площадь.
Я отвернулся к окну, и принялся созерцать убегающие назад фонари.
Впервые за долгое время у меня появилась надежда - надежда на то, что
я теперь кому-то нужен. Ко мне должна была приехать старая знакомая из
Киева, приехать и надолго здесь остаться. По крайней мере, она
обещала, и если не приехала сегодня, то уже и не приедет.
Я вздохнул и полез в карман за второй кассетой. Тут за спиной
раздалась звонкая трель балалайки, и юношеский голос пропел:
- Е-дем в сказ-ку!
И ансамбль ряженых грянул нечто невообразимое, постепенно
сменившееся веселой мелодией. Оказывается, кроме того, что я виде



Назад