4f2e4c5a

Матях Анатолий - Путь В Мечту



Анатолий МАТЯХ
ПУТЬ В МЕЧТУ
Hад бешеным морем ложусь на крыло,
Играю я с ветром стихии назло.
Взлетаю, ныряю до самой волны,
Что бьется о берег волшебной страны.
Я увидел ее в первый раз в саду, возле большого дома с античной
лепкой. Увидел, и сразу решил познакомиться - обычно я игнорирую
людей, но эта девушка была мне чем-то симпатична. Она сидела на траве
и смотрела на цветы - а точнее, на большущего черного шмеля,
озабоченного поиском чего-нибудь съедобного - шмелям много и часто
надо есть, это только большие могут позволить себе роскошь есть
редко...
Я тихонько подкрался к ней сзади, стараясь не помять цветы, и
хмыкнул. Точнее - хрюкнул, вернее даже... Hу неважно, в-общем звук
из-дал. Как я, такой большой, могу тихонько подкрадываться? А вот -
научился, долго старался - я очень люблю наблюдать за кем-нибудь, и
мне очень не хочется его пугать, а какой толк наблюдать сверкающие
пятки?.. Hасмотрелся уже таких...
Девушка, не оборачиваясь, подняла палец - тихо! Шмель продолжал
себе заботиться о нектаре насущном - сам, небось, знает, что двум
таким громадинам он не нужен. Что ж... Я положил голову на руки,
прикрыл глаза от солнца, и стал наблюдать за ней. Она наблюдала за
шмелем.
Солнце нашло себе в небе небольшую тучку, голодный шмель обидился
на все цветы в мире и улетел, сердито жужжа. А девушка проводила его
взглядом и тоже тихонько зажужжала. Я поднял голову и тоже зажужжал -
за компанию. Вот тут она и повернулась ко мне.
Повернулась, сделала огромные круглые глаза, и сказала, показывая
на меня пальцем:
- П!
Потом отодвинулась немного, и опять:
- П-п!
Она так смешно выглядела в своем немного помятом голубом платье в
этот момент, что я засмеялся - просто зашелся хохотом. Девушка как-то
ухитрилась отпрыгнуть назад еще на шаг, не вставая с колен - прямо в
цветы, где так ничего и не нашел шмель. Сделала глаза еще больше - ну
куда уж больше? И снова:
- Пп-п! - тыча в мою сторону пальцем.
Меня это просто убило наповал. Я ткнулся носом в траву и смеялся,
вздрагивая до кончика хвоста при каждом взрыве хохота. Сквозь слезы я
видел, что девушка тоже вздрагивала, отъезжая все глубже в цветник,
что, впрочем, не мешало ей показывать пальцем и говорить "П!", что
подливало масла в огонь моей истерики. Впрочем, "П!" скоро
прекратились, через несколько минут выдохся и мой смех. Я открыл
глаза, и сквозь слезы увидел безнадежно помятую траву и перевернутую
книжку. Ох... Все-таки напортил.
Я виновато посмотрел на девушку. Она не преминула тотчас же
перейти в наступление:
- Ты чего смеешься? - грозно спросила она, уперев руки в бока.
Это так контрастировало с ее предыдущим поведением, что я чуть было
снова не впал в истерику, но, оценив возможные последствия для
окружающей местности, вовремя остановился.
- А чего ты так интересно пугаешься? - в свою очередь
поинтересовался я.
- А это вовсе не смешно! Ты... Ты пугаешь, а потом смеешься.
Откуда я знаю, кто ты такой и что ты хочешь сделать? - у нее на глаза
навернулись слезы, и потекли вниз, оставляя дорожки на пыльце, которой
она с ног до головы перепачкалась.
- Гм... Извини. Просто - был рядом, решил познакомиться...
- Рядом? - недоверчиво поинтересовалась девушка. - Как это - был
рядом? Думаешь, я бы не заметила?!
- Hу не заметила же. Я же, в самом деле, не возник на пустом
месте. Просто - летел рядом, дай, думаю, загляну.
Меня трудно заметить снизу - когда я лечу, те части меня, которые
смотрят вниз, просто повторяют цветом то, что надо м



Назад