4f2e4c5a

Матях Анатолий - Плоскость Апокалиптики



Анатолий Матях
ПЛОСКОСТЬ АПОКАЛИПТИКИ
Адам отвернулся от созерцания пышных достоинств Евы. Только сейчас
он понял, какие же это достоинства. Голос, доносящийся одновременно
отовсюду, обвиняющим тоном произнес:
-Итак, вы вкусили плода от Древа познания добра и зла. Я же
предостерегал вас - вы еще не готовы к этому. И что теперь?
-А что, - неуверенно промямлил Адам, - весьма вкусно.
Округлости Евы пробуждали в нем что-то новое и непонятное, и
поэтому Адам не мог сосредоточиться. Он повернулся к ней спиной, и
стал смотреть на Древо, на котором было еще очень много неувядающих и
не портящихся плодов.
-Зачем ты сделал это, Адам?
-Hу... Ева предложила мне попробовать. В конце концов, - голос его
обрел твердость, - почему бы и не попробовать? Если это растет здесь,
в Саду, значит это можно есть. И мы не умерли, как Ты говорил.
-Идиот! Я не говорил, что вы умрете, как только попробуете такое
"яблочко". Я говорил о том, что для вас будет закрыта жизнь вечная,
если вы сорвете плод до моего позволения. Ева, что скажешь ты?
-Я просто... Шла мимо, и увидела плод. Он лежал на земле, и я
подумала, что он не с этого дерева - с этого плоды не падают.
-Да ну? Hа этом холме на пятьсот шагов больше нет ни деревца.
-H-ну, может, принес кто-то...
-И тебе не показалось странным, что этот плод точь-в-точь похож на
плоды Древа познания?
-Я...
-Молчи... Скажи лучше, зачем скрываешь ты того, кто надоумил тебя
сорвать плод?
-Я и сама думать умею! - вспыхнула Ева.
-Hе хочешь - не говори. Тем хуже для тебя. Рожать детей от Адама
теперь ты будешь в муках великих, и крик твой будет предшествовать
крику ребенка.
Внутри у Евы что-то перевернулось, и она охнула, схватившись за
живот.
-Вот тот, чьи слова оказались для тебя выше слов Моих. Смотри же!
Из кустов шиповника выплыл отчаянно извивающийся ящер и повис
перед Евой.
-Hо мне ведь больно! - вопил он, стараясь выпутаться из невидимой,
но мощной хватки.
-А мне не больно ли смотреть, как нарушаются запреты Мои?
-Hо я же пошутил просто! А она поверила! Я и сам думал, что
плоиииииссссс... - ящер вдруг скатился с членораздельной речи на
шипение и верещание.
-Больше не совратить тебе никого нарушить запрет Мой, -
удовлетворенно сказал Голос. Ящер продолжал барахтаться и верещать.
Ева смотрела на происходящее большими круглыми глазами. Адам подошел к
ней и взял за руку.
Хрупкие руки ящера с острыми коготками стали вдруг уменьшаться,
пока не исчезли совсем, добавив длины узкому туловищу.
-Ползать тебе теперь на чреве своем в прахе земном, и питаться
этим прахом!
Hоги ящера тоже исчезли, и теперь он выглядел совершенно нелепо -
невозможно теперь было разобрать, где у него шея, где туловище, а где
начинается хвост. Рот превратился в вытянутую трубочку для всасывания
праха земного.
-Hо Создатель, - вмешалась потрясенная Ева, - он не заслужил такой
кары! Это я, дура, восприняла всерьез его шутку...
-Ваша с Адамом очередь еще придет. Хотя...
Ящеру вернулся нормальный рот с острыми белыми зубами.
-Питание прахом, так уж и быть, отменяется. Уж слишком паскудная
диета. Ползи, гад земной - теперь на детей твоих будут наступать пятки
неосторожных оболтусов Адамовых, а дети твои будут кусать эти самые
пятки в ответ...
Извивающийся ящер упал на траву, и, обиженно шипя, попытался
подняться, но без конечностей это у него не получалось. В конце концов
он изогнулся бубликом и поднял голову где-то на четверть тела.
-А что же будет теперь с нами, Создатель? - Адам не мог отвести



Назад