4f2e4c5a

Матях Анатолий - Музыка Покоя



Анатолий Матях
Музыка покоя
Прошлой осенью я стал приходить на кладбище - то самое Дмитриевское
кладбище, вокруг которого с трех сторон парк, а с четвертой примыкает река,
замедляя свой бег, словно вода отдает должное тем, кто ушел. Когда проходишь
сквозь парк внутрь, за спиной остаются все шумы большого города, небо
перестает давить на плечи, и ты всем телом чувствуешь обитающий здесь покой.
Иногда, конечно, его нарушают приходящие компании причитателей, почему-то
думающие, что они сделают очень хорошее дело, нажравшись на могиле ближнего,
но это случается нечасто - кладбище давно закрыто, и причитателей не так уж
много осталось.
Я приходил, садился на каменный порожек могилы, или на поставленную кем-
то скамеечку, и начинал играть. Hе что-то определенное - я просто отпускал
руки бродить по струнам, и они плели печальную и красивую музыку покоя. Я
сидел и смотрел в никуда, и то, что я играл, было отражением моих мыслей.
Первой пришла Лена. Я "очнулся", почувствовав, что рядом есть кто-то еще.
И увидел девушку в темно-синем платье, которая стояла напротив и просто
слушала. Сначала я несколько огорчился нарушению своего одиночества, но потом
подумал, что она непохожа на плакальщиков - еще одна родственная душа, любящая
покой старого кладбища.
- Играй... - она сказала это так тихо, что я еще некоторое время не знал,
что думать - то ли мне это послышалось, то ли она действительно попросила,
чтобы я продолжал.
В конце концов я решил, что раз она стоит здесь и слушает, значит ей
действительно нравится то, что я играю. У меня еще никогда не было слушателей
для этой музыки - это музыка для меня и покоя, но раз уж так...
Я много раз пытался сыграть что-нибудь подобное дома, или в кругу друзей,
но каждый раз получались какие-то плохо связанные шаблонные риффы, ничем не
напоминающие музыку покоя. Даже когда люди просто слушали, ничего не говоря
- у меня ничего не получалось. Hо в этот раз - получилось. Я играл музыку
покоя, а девушка слушала. Hе перебивая. Hе критикуя. Hе шевелясь.
И меня почему-то вовсе не шокировало то, что сквозь эту девушку слабо, но
просвечивала кованая решетка, к которой она прислонилась. В самом деле, сказал
я себе, где же еще можно встретить призрака, как не на старом кладбище?
Hаверное, что-то мелькнуло у меня в глазах, потому что она тихо засмеялась:
- Играй... Здесь столько лет уже нет музыки... А хорошей музыки и не
было...
- Кто ты? - разорвал я ткань покоя. Обычно я здесь ничего не говорю -
нечего. И некому. И любой голос, даже собственный, все рвет. Интересно - ее
голос гармонировал со здешним покоем, и слова не торчали из него какими-то
обломками движения.
- Я... Я - Лена... - я понял, в чем дело. Ее голос то взлетал, то падал,
гармонируя с ветром - он звучал громче, когда ветер шелестел еще не успевшими
опасть листьями, и стихал, когда замолкал ветер.
В этот день я ушел поздно, и когда я возвращался в город, до самого дома
во мне звучала музыка покоя.
Лена приходила каждый раз, когда я начинал играть. Я ждал ее, но она
всегда появлялась тогда, когда я уходил в покой, уплывая по волнам музыки.
И я каждый раз чувствовал это, поднимал на нее глаза, и она говорила:
- Играй... - и улыбалась.
Я не спрашивал, сколько ей лет - я чувствовал, что среди покоя нет
возраста. Я почти не говорил с ней - я играл. И она слушала. Hе перебивая.
Hе критикуя. Hе шевелясь.
Потом приходили другие. Первой появлялась Лена, я играл, и чувствовал,
как в покой вплетаются нити других молч



Назад