4f2e4c5a

Махров Алексей - Круг Доступа Ограничен



Дмитрий Политов, Алексей Махров
Круг доступа ограничен
Заснув в вагоне метро после дружеской вечеринки, вы можете оказаться в странном городе, где за медный пятак дают банку черной икры. Вы можете неплохо заработать, а можете получить пулю в лоб – и обязательно чуть повыше бровей, примерно на два сантиметра.
Неясные тени со страниц учебника истории вдруг обретут здесь плоть и кровь и властно предъявят на вас свои права, а противостоять им будут персонажи совсем уж сказочные или фантастические. И очень сложно понять, на чьей же стороне лучше оказаться, тем более что подумать просто некогда.
А уж когда все вокруг окончательно пойдет кувырком и единственным желанием станет убраться восвояси, вам предложат решить судьбу целого мира.
Или нескольких…
Пролог
Бункер штаба Московского военного округа
23.12.1953 г
Конференц-зал подземного убежища, способный вместить сорок человек, выглядел сейчас совершенно дико. Дальняя от входной двери секция стола освобождена от ножек и вертикально приставлена к стене.

В нее вбит крюк, а к нему привязан полноватый, бритый наголо человек, одетый в синие бриджи и нижнюю рубашку. Бриджи из дорогой шерстяной ткани измяты и замызганы, а рубашка из тончайшего батиста сменила белый цвет на темно-серый.
Вряд ли кто-нибудь признал бы сейчас в этом жалком индивидууме самого страшного, после Хозяина, человека в государстве. Властное лицо с близко посаженными глазами кривится в злобной гримасе. Рот заклеен широкой лентой медицинского пластыря.

Но под пластырем видно, что губы человека беспрерывно шевелятся. Что он делает? Молится? Проклинает?

Вымачивает пощаду?
Нет, он пытается произнести Слово. Слово состоит из девяти слогов, абсолютно бессмысленных с точки зрения русского языка. Впрочем, они бессмысленны на любом из ныне существующих языков.
Но пластырь мешает правильно артикулировать, и человек раз за разом нарушает канон. Это продолжается всего пять минут, но человек уже начал впадать в отчаяние. Он прекратил попытки.

Пот крупными каплями покрывал его бритый череп.
А ведь еще полчаса назад человек испытал сильнейшую радость. Несмотря на то, что сидел в камере-одиночке. Да, даже там он испытал радость – у него получилось произнести первое Слово – призывающее.

И по тому, как дрогнул воздух, человек понял, что сделал это правильно. Слово указующее он хотел произнести попозже. Зачем, ну зачем он так долго тянул с этим? На что надеялся? Уговорить этих болванов?

Да, пожалуй! Уговорить… До последнего момента он рассчитывал победить обычными, людскими средствами. И даже арест не поколебал его желания.

И только поняв, что обычные средства бессильны и верные нукеры не могут прийти на выручку… Тогда он и прибег к этому последнему козырю.
Но дальнейшее развеяло радость. Они, эти болваны, что посмели прервать его победоносное шествие к власти… власти абсолютной… Они ЗНАЛИ!!!
Конвоиры ворвались в камеру внезапно, и он даже не успел опомниться, как руки его были скручены, а рот заклеен.
Подозрения получили подтверждение, когда в конференц-зал вошли четыре офицера в странных масках на лицах, похожих на очки сварщика. В руках они держали автоматы Судаева, у которых вместо ствола были раструбы, как у мушкетонов.

Офицеры, настороженно оглядываясь, встали так, словно ожидали нападения сквозь стены. И это на глубине 30 метров! Они явно знали, что пленник успел вызвать подмогу, и знали, что эта подмога не относится к человеческому роду.
Откуда они ЗНАЮТ? Кто? Кто их предупредил? И кто дал им это оружие и приборы?
Впрочем,



Назад