4f2e4c5a

Махмудов Эмин - Симфония



Э.МАХМУДОВ
CИМФОНИЯ
Много лет назад на берегу Святого Ганга жил юношл по имени Ромай.
Каждый вечер, взяв ситар, он выходил на берег и пел сладкозвучные
песни.
Голос его был так прекрасен, что замолкали птицы, застывал, не смея
рычать, грозный тигр. Даже река, говорят, переставала журчать, и яркие
мерцающие звезды с восторгом слушали его.
Ромай с нетерпением ждал сумерек, чтобы сесть в ЛОДКУ, переправиться
на другой берег и встретиться со своей любимой Сураной.
Но однажды лодку Ромая опрокинул крокодил, и юноши погиб. Так была
прервана песня о любви. Волны выкинули на берег перевернутую лодку. Узнав
ее, Сурана закричала н бросилась в реку.
Эту легенду рассказал мне старик индиец в Бхилаи. Он яростно
жестикулировал и так волновался, словно сам был очевидцем. - Вслушайтесь!
До сих пор, вспоминая песни Ромая, Ганг рыдает, - продолжал он. -А
Лакшми[Лакшми - богиня счастья], великая Лакшми прокляла крокодилов. С тех
пор, завладев добычей, они льют слезы.
Потом я часто бывал на берегах Ганга. Но в плеске волн я не мог
уловить рыдания. А порой мне казалось, что в глухом шуме реки слышны
чудесные песни Ромая.
Однажды, возвращаясь после обхода больных, я вновь встретил старика.
Медленно соединив ладони и с достоинством подняв их над головой, он хотел
сделать пронам[Пронам - поклон. ]. Удержав старика от глубокого поклона, я
взял его под руку.
Солнце уже садилось. Полуголые дети на улице играли в прятки.
Откуда-то издалека доносились звуки рубаба. Прямо посреди дороги лежала
пегая корова и лениво жевала.
Как обычно, старик рассказывал. Но на этот раз о себе.
Несколько месяцев назад ом работал на рисовом поле одного заминдара[
Заминдар - помещик. ]. Днем и ночью над полями звучала музыка. Из коробки,
подвешенной к столбу, неслись звуки, напоминающие пляску сатаны. Но самое
интересное, что в музыке было как-будто заключено колдовство Васуки[Васуки
- легендарный царь змей. ]. У заминдара рис созревал на пятнадцать дней
раньше, чем на других полях.
В общем-то, я не удивился. Мне приходилось слышать, что индийские
ученые проводят такие опыты. Но рассказ меня заинтересовал: все-таки
настоящее поле... К тому же, и живет заминдар не далеко, час езды машиной.
Короче, я решил съездить туда в один из свободных дней.
Мне кажется, все живое любит музыку. А человек породнился с музыкой в
незапамятные времена. Еще пещерные люди после удачной охоты танцевали под
глухие удары камня о камень.
История знает композиторов, которые отдали музыке целиком себя. По
моему глубокому убеждению, они прожили настоящую жизнь.
Не каждому дано быть великим. Но своего я все-таки добился - кончил
музыкальную школу. И даже пробовал сочинять. Вечерами я с удовольствием
сажусь за пианино, чтобы сыграть одну из знакомых индийских мелодий.
Прохожие (я это вижу краем глаза) останавливаются и слушают. Раздаются
возгласы: - Сахиб, сыграй еще что-нибудь.
Люди здесь удивительно чувствуют музыку. Она вошла и в быт, и в
легенды.
Я смотрю на портрет Толстого. Мудрый старик сидит в кресле. Глаза его
полны слез. Он слушает музыку.
Звуки. Удивительные звуки, которые заставляют плакать Толстого. И
другие, нудные, и тягучие, как зубная боль. В поте лица их вытягивают из
себя угрюмые шарлатаны.
Впрочем, по порядку. Едва машина приблизилась к рисовому полю, как я
услышал звуки джазовой музыки.
Дехкане, стоя по колено в воде, сажали рассаду. Местами вода была
прозрачна, и я отчетливо видел, как копошатся там черные жирные пиявки.
Чтобы уберечь



Назад